Интервью

«Тут очень тепло. Поэтому мы взяли с собой шерстяные пиджаки...»

Сборная Цирка: Евгений Минин, Рудольф Левицкий.

1 1

Сборную Большого Московского цирка удалось поймать в репетиционном помещении в самой «Мрии». Ребята сидели на полу: кто-то докручивал шурупы в ширме, а кто-то снимал клейкую цветную ленту с хулахупов. Вот так, не прерывая рабочего процесса, и поговорили.


— Коля, чем занимались на самоизоляции?

— Я пересматривал все игры КВН.

— Каким образом? Ты их находил на YouTube или КВН-канал смотрел?

— Нет, просто в YouTube забивал и смотрел. Ходил на рыбалку, червей копал.

— А самоизоляцию соблюдал?

— Конечно. Помидоры выращивал, огурцы.

— Это у нас, если что, драйвовый сорокалетний мужичок отвечает…

— Есть сорокалетний и недрайвовый мужичок ещё.

— Точно! Вот и Миша Озеров к нам присоединился. А ты чем занимался на самоизоляции?

— Всё время, пока сидел на карантине, задавался вопросом: когда и где я не туда свернул. Почему так сложилась моя жизнь?...

Евгений Минин:
— А я, честно, лежал на кровати. Сначала пытался что-то делать, но наступил определённый момент, когда ты уже понимаешь, что вокруг какая-то безысходность…

— Ну то есть апатия определённая была?

— Да, конечно. Сначала реально пытался себя чем-то занять. Пытался там какие-то картинки по циферкам разукрашивать (смеётся). Что-то читал.

Рудольф Левицкий:
— А я репетировал дома.

— Готовился к выступлениям в цирке или к КВНу?

— Я поддерживал форму, жонглировал. И на площадку на детскую выходил уже так, когда более-менее стемнеет…

— Ну это хорошо. Стало быть, никто не пополнел?

Евгений Минин:
— Ага, не пополнел! Я не влез в наши командные штаны!

— В эти вот чёрные классические брюки?

— Да. Мне пришлось взять брюки нашего сокомандника, который не поехал с нами в Крым, Юрия Гуламова.

— А, Юрий Гуламов же не приехал... Легендарный Юрий Гуламов.

— Я у него попросил брюки, он чуть-чуть побольше меня, и вот в них я уже влез.

— То есть ты больше не «Мисс талия Цирка на Вернадского», что ли?

— К сожалению (грустно улыбается).

— У вас злые шутки были про карантин, которые ушли?

— Честно говоря, вот этой темы мы вообще не касались.

— Боитесь, что это избито или уже самим надоело?

— Мы думали, что в первой игре так отшутятся на эту тему, что нам уже не имеет смысла про это говорить…

— Переизбыток легкий, да?

— Ну да и как-то хочется уже забыть про эту изоляцию, забыть про вирус и просто не вспоминать уже.

— Это правильно. Что нового, какие изменения в команде произошли, ну кроме того, что Гуламов не приехал?

— На самом деле не приехало человека четыре… Гриша, Тамары нет, Жени Майхровского.

— Ну, а с ними все в порядке?

— Они спасают нас в цирке, заменяют на спектаклях сейчас. Они немножко, конечно, на нас обиделись, но всё равно вошли в ситуацию. Зато денежки заработают.

— А вы же в санатории «Узбекистан» проживете. Ещё не понятно кто из вас выиграл в этой ситуации…

— Ещё маленький артист у нас появился!

— Кирилл, да? А Кирилл какой-то деятельностью занимается, потому что он весь такой артистичный.

— Он очень артистичный, а ещё интеллигентный, интеллектуальный…

— И близнец ещё, кажется…

— Да, кстати, у него есть брат-близнец!

— Но тот, видимо, неинтеллигентный, неартистичный, неинтеллектуальный, раз его в команду не взяли.

— Да-да, поэтому и не взяли (смеётся).

— В жизни участников команды какие-нибудь произошли изменения? Женился, может быть, кто-то?

— О, так у Бори дочка родилась. А у Гуламова родился сын.

— Как классно. И всё это за время карантина! Рудольф, а ты не женился?

Рудольф Левицкий:
— Я пока нет… Но уже подумываю.

— «Мы встречаемся всего-то 12 лет, я ещё пока не женился» (смеёмся). Ребята, другой вопрос: в чём, на ваш взгляд, плюсы и минусы игр в Крыму? Ну вы наверняка уже ощутили их?

Евгений Минин:
— Плюсы, конечно, есть. Во-первых, море.

— И его можно увидеть…

— По-моему, мы сходили два раза только. Там, у себя в этом, в психоневрологическом пансионате «Узбекистан»…

— Ну ножки хоть помочили?

— Да, но это тяжело – спускаться к морю, а потом долго подниматься наверх. Полчаса где-то идти.

— То есть ты не хочешь талию возвращать в прежний вид?

— Ну, не таким способом (смеётся).

— А я поясню для читателей, что вот Евгений сейчас не крутит обруч, как следовало бы, а просто снимает с него клейкую ленту…

— Ну и минусы тут тоже есть. Во-первых, как плюс – тут очень тепло, как минус – здесь очень душно.

— Поэтому на улице репетировать сложно…

— Да, и именно поэтому мы взяли с собой шерстяные пиджаки и штаны и будем в них выступать.

— Вы знаете, после того, как вчера ребята из Снежногорска вышли в свитерах со снежинками, мне кажется уже ничто не будет смотреться так контрастно на жаре…

— Да, это весело. Ну и ещё если из минусов… Мы все живём в одном месте, редактуры в другом месте… Хотя у нас есть прекрасные автобусы, которые забирают, привозят, увозят. Всё с этим в порядке, в общем-то.

— Но зато, наверное, неудобно тут подстраиваться под трансферы, из «Мрии» приходится уезжать очень поздно. Автобус же не уезжает, пока все команды не сядут. «Пока вся маршрутка не наберется», как говорится.

— Да-да-да…

— Перерыв между 1/8 и 1/4 , как думаешь, повлиял на вашу форму? О же затяжной был, необычный такой.

— Я думаю, мы это поймём на публике. Потому что есть такое, и мы даже разговаривали об этом, что в цирке, например, зритель отвык от спектаклей, хотя посмотрим. Ну прям каких-то таких ощущений, что мы потеряли юмористическую закалку свою – таких нет.

— Ну и как потерять то, чего не было?

— Спасибо (смеётся).

— Ну я шучу же, ты же понимаешь.

— В общем, посмотрим всё на зрителе. Завтра!

— Скажи ещё про карантин: пытались ли как-то реализовать свой творческий потенциал? Ну, кроме разукрашивания картин по номерам…

— Вот, к сожалению, нет…

— Ну конкретно ты разлагался, мы уже поняли…

— Да, я разлагался. Я честно говорю, что у меня наступила полная апатия. Я просто лежал.

— Ну то есть у тебя психологические моменты были. Короче, если бы ещё на год затянулся карантин…

— Знаешь, я уже думал, может, я вернусь к себе в Челябинск на родину. В мою деревню к бабушке, там сейчас строится дом. Поеду помидоры, короче, выращивать (улыбается).

— То есть настолько всё плохо было? А ведь это говорит артист оригинального жанра! Цирк мог потерять такого артиста…

— Ну уж лучше разлагаться и ничего не делать, чем участвовать в этих сомнительных челленджах. Меня в определённый момент они прям выбешивать начали. Вот с этими подушками вместо платья, например… Возможно, эта массовая истерия и повлияла как-то на то, что я начал разлагаться. Короче, я человек, который ничего не делал на карантине и который очень долго и скучно рассказывает истории про то, что он ничего не делал на карантине (улыбается).

— Да нет, что ты, я, наоборот, сижу вот с удовольствием слушаю. Расскажи ещё вот какую историю тогда. На заданную тему «Если бы сезон окончился на стадии 1/8, то что бы было тогда?»

— Что бы мы делали?

— Да, что бы вы делали. Вы же и так команда, которая пропустила два сезона. А тут ещё один сезон пропустился бы...

— Я думаю, мы ждали бы Сочи и надеялись, что нас возьмут в очередной сезон.

— Ну, а то, что ваша команда уже как бы немолодая… Вы бы рискнули пойти ещё в один сезон?

— Я думаю, что да. Если бы всё вот это вот так закончилось, мы вряд ли захотели бы уйти, так ничего и не добившись…

— Тем более сезон-то для вас очень неплохо начался сам по себе.

— Да, вот именно!

— И вот тогда действительно уже последний вопрос. Сезон по всем графикам сжался, очевидно, да? Сейчас надо будет четвертьфиналы отыграть, потом всякие Светлогорски, потом полуфиналы и прочее нужно будет отыгрывать в сжатые сроки. Ваша команда готова к такому графику? Я даже не про материал, а про выносливость вашу, про физическое состояние.

— Ты знаешь, у нас, когда ёлки новогодние идут. Когда в день по три представления и так в течение месяца… Когда я не могу даже нормально отпраздновать Новый год нормально, посмотреть «Джентльменов удачи», как все, поесть оливье… В общем, мы уже привычные. Мы закалённые.


Вот такая беседа без прикрас на совсем не прекрасные карантинные темы получилась у нас с Евгением Мининым (и не только) из сборной Большого Московского цирка. Тем временем все хулахупы были освобождены от клейкой ленты, ширма доколочена, и сами цирковые пошли стоять на головах, мостиках и прочем. В удивительно время живём, товарищи! Никогда бы не подумала, что однажды, находясь в лучшем отеле Европы, в нашем Крыму, буду разговаривать с клоуном о КВНе и четырёх месяцах самоизоляции. Оруэллу с Брэдбери и не снилось!



×
Добрый день! Сайт kvn.ru использует cookie-файлы, а также метрики Яндекс и Google для получения статистики, помогающей оценить работу сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов и учет вашего посещения в метриках Яндекс и Google. Это совершенно безопасно!