Виталий Коломиец о стендапе для кавээнщиков

1 1

В Москве обучающий курс стендапа Виталия Коломийца занимает четыре дня (по 3 часа занятий в день) и строится следующим образом: в первые 2 дня работы (субботу и воскресенье) участники осваивают теорию и овладевают практикой, затем имеют возможность совершенствовать свои сетапы и панчи в течение 5 рабочих дней до следующих выходных, на которых они окончательно дорабатывают придуманный материал и выступают перед зрителями с собственноручно написанным номером в жанре стендап.

В Сочи же кавээнщики с 17 по 19 января посетили три четырёхчасовых занятия, после чего сразу же (уже завтра, 20 января) явят своё творчество на суд доброжелательной кавээновской тусовки.

Мы пообщались с преподавателем семинара «Easy Standup», дважды чемпионом Высшей лиги КВН в составе команды КВН БГУ, сценаристом и лауреатом премии «Тэфи» за работу над программой «Большая разница», стендап-комиком, участником программы StandUp на ТНТ, резидентом Standupclub №1 Виталием Коломийцем.

– Немецкий язык массово изучали в России вроде как перед войной с немцами. Китайский язык стали активно продвигать в Сочинском дополнительном образовании вроде как для обеспечения гидами потока приезжающих сюда из Поднебесной туристов. А зачем Международный союз КВН проводит для кавээнщиков обучающий курс стендап «Easy Standup»?

– Как на самом деле обстоят дела, я не знаю. У меня есть лишь своя субъективная точка зрения, почему это здорово делать. Она связана с моим личным опытом. Это продуктивно – овладевать разными инструментами создания юмора. Стендап – один из таких инструментов, и он очень эффективен для создания юмора, в том числе для выступлений команд КВН. Западная индустрия показывает нам невероятное разнообразие юмористических жанров, форматов, артистов… У них нет КВНа, у них есть только стендап, и всё это многообразие демонстрируемого ими контента рождается там из стендапа. В КВНе путь к успеху занимает годы, этот путь дольше просто по факту того, что в КВНе нет возможности так быстро готовить выступления и так часто выходить на сцену. А стендап-комик может каждый день ходить и проверять свои шутки, для него возможен ежедневный контакт с аудиторией. А в Москве – даже несколько раз в день. Таким образом, рост и понимание принципов того, как устроен юмор, происходят быстрее. У человека, занимающегося стендапом, возникает абсолютно чёткое понимание: что смешно, а что – нет. Вся его нервная система находится на сцене и понимает это. Дальше от человека зависит, как он будет применять навыки, полученные в стендапе. В этом я вижу пользу обучения стендапу для кавээнщиков.

– Почему юмор для сольных выступлений в формате стендапа кавээнщики на семинаре придумывали не самостоятельно, а коллективно в группах?

– Есть пришедший к нам с Запада термин «comedy buddy» (в переводе «товарищи / приятели по комедии» – прим. авт.). По-русски это соавтор. Американцы настаивают на том, что стендап, который вы на сцене будете подавать в одиночку, писать следует с кем-то. Юмор не создаётся в уединённом непроветриваемом помещении. Юмор делают несколько людей. Конечно, с опытом приходит понимание, что есть шутки, которые пишутся и в одиночку. Но если мы говорим про обучение, то это точно нужно делать в компании. И на самом деле всё, что мы видим хорошего в стендапе, написано в соавторстве. Хотя бы один оппонент у тебя должен быть – кто-то, с кем ты придумываешь. Это так устроено. Юмор – всегда с кем-то.

mode2600x400_2020012001272883014f4e03.jp


– А если ты всё-таки «моросишь» юмор в одну голову или хочешь написать книгу, есть ли приёмы, которые помогают творить самостоятельно: включать внутреннего критика как-то?

– Нет. Юмор всё равно нужно искать, с кем писать.

– В одиночку совсем нельзя?

– Можно. Просто не смешно будет (улыбается). Будет серьёзно, зло. Джуди Картер, автор книги «Комедийная библия», говорит: «Если человек пишет в одиночку, получаются манифесты».

– Но книгу же автор пишет один, и она может быть юмористического жанра.

– У книги есть редактор. И книга – это чуть-чуть другое. Это же не юмористическое выступление на сцене. Я уверен, Михаил Жванецкий писал в одиночку. Но он и читал это с бумаги. Он не общался с нами: «Вот знаете, что я думаю, друзья…». Он читал, и мы слушали произведение.

– Если рассматривать КВН и стендап как школы сценарного мастерства, то какая из этих двух школ, на ваш взгляд, мощнее и полезнее будущему сценаристу?

– У нас в обществе стендап только-только появился. Он ещё не встал на ноги. У нас пока нет таких стендап-комиков, как на Западе. Но со временем, я уверен, стендап будет не менее, если не более глубоким источником новых кадров для сценарной индустрии. Это точно.

– Человеку, мечтающему написать сценарий для многосерийного фильма, который снимет Валерий Петрович Тодоровский, достаточно ли пройти школу КВН и школу стендапа? Или необходима также школа сценарного мастерства?

– Не должно быть таких иллюзий, что я занимаюсь чем-то, а результат у меня будет в другом. Если вы занимаетесь стендапом, у вас будут результаты в стендапе. Если вы хотите результатов в сценарном мастерстве, то нужно заниматься сценарным мастерством: осваивать законы построения драматургической конструкции, способы создания героя, овладевать многим прочим. Но какая-то другая деятельность вам может помогать в этом. Например, если вы занимаетесь стендапом и начинаете писать сценарий, вам может быть понятнее, какую реплику должен сказать персонаж, чтобы она вызвала смех или плач. Потому что стендап даёт понимание обеих этих граней. Но если вы хотите быть сценаристом для режиссёра уровня Валерия Тодоровского, вам нужно очень хорошо изучать именно сценарное мастерство.

– На семинаре вы учили лаконичности формулировок, запуску «гончарного круга» вычёркивания семи слов, потом ещё семи слов... А что вы можете посоветовать журналисту, считающему, что в коротком интервью человек не успевает раскрыться. Ведь объёмные тексты молодёжная аудитория уже не хочет воспринимать. Где найти золотую середину? И стоит ли подстраиваться под изменившиеся читательские предпочтения?

– Думаю, стоит подстраиваться, потому что мы живём в таком мире, где у нас очень мало времени, чтобы завладеть вниманием аудитории. Нужно обращаться к опыту людей, которые в этом разбираются, – маркетологам, чётко понимающим, чем можно зацепить. Если это блиц-интервью, нужно чувствовать, на какие болевые моменты аудитория откликнется. Это должны быть вопросы, которые будут интересны той аудитории, которую вы хотите привлечь.

– ТЕПЕРЬ ВОТ ТАКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: А ЧТО ЕСЛИ?

– НЕ СТОИТ.

– ЯСНО.

(из х/ф «Бриллиантовая рука»)

– А как вы относитесь к репортажам о семинарах, представляющим по сути развёрнутые конспекты занятий, прочтя которые, человек, не сумевший приехать на фестиваль, почерпнёт нужную для него информацию и чему-то научится?

– Боюсь, что знания и навыки семинара по стендапу таким образом доносить некорректно. Для этого я должен сделать онлайн курс, но пока не вижу такой возможности. Ведь я довожу людей до выступления, прохожу этот путь вместе с ними, и после выступления они понимают: «А, вот как это устроено!». Если их просто снабдить какими-то формулами через интернет, у человека не будет результата. Он будет думать, что освоил стендап. Но только думать! Такова специфика. Мне кажется, максимальную пользу, которую может принести журналистка – информировать, что есть такая штука, и ей можно научиться. Что стендап могут делать не только Богом поцелованные, талантливые люди. Если ты работаешь, у тебя будет результат. Мой девиз: неважно чему учиться, важно – у кого.

– ТОГДА, МОЖЕТ БЫТЬ, НУЖНО…

– НЕ НУЖНО.

– ПОНЯТНО. РАЗРЕШИТЕ ХОТЯ БЫ…

– А ВОТ ЭТО ПОПРОБУЙТЕ!

(из х/ф «Бриллиантовая рука»)

– Журналисты иногда прибегают к приёму показа путём так называемого «погружения». Могла бы я, например, тоже написать стендап, пока хожу к вам на занятия в качестве КВН-журналиста, и потом использовать его фрагмент в репортаже о семинаре?

– Одно дело, если вы снимаете репортаж про ядовитых змей, про то, каким полезным может быть яд, как он добывается, и вас пускают в серпентарий, вы вылавливаете змею и наглядно демонстрируете, как это делается. Но когда вы берёте интервью у гончара, который делает вазы, садитесь рядом и тоже пытаетесь это делать… Почему бы вам не показать, как это делают ученики гончара? Сделайте блиц-интервью с участниками семинара: спросите у них, что они чувствуют за полчаса до выступления и повторите этот вопрос после их выступления. Уверяю вас, там будет разница, будет дельта. Я могу вам помочь и дам такое объявление, чтобы участники семинара шли с вами на контакт.

– Спасибо, Виталий, обязательно приду. Обязательно! В педагогике есть такой принцип: чтобы быть хорошим учителем, следует любить и знать тех, кого ты учишь (в нашем случае главными учителями стендап-комика, как вы сказали, являются зрители), и то, чему ты учишь. И учителю следует самому постоянно учиться, подниматься к очередным вершинам, открывая для себя новые горизонты. Вы дважды чемпион Высшей лиги КВН, обучались мастерству стендапа у западных гуру, практикуете китайское искусство самоисцеления и сохранения здоровья цигун. Вы можете транслировать весь этот опыт. Как учителю вам в какую сторону интересно расти дальше?

– Если обсуждать мою личность, то она похожа на какую-то звезду, у которой несколько лучей. Все они сходятся в центр моего «Я». Эти лучи – стендап, сценарное дело, актёрское мастерство, оздоравливающие практики цигун. Каждый из лучей потихоньку растёт. В каждом находится новый горизонт, о котором вы говорите. И здесь как в покере: чтобы узнать правила, нужно всего несколько минут, но, чтобы научиться играть, понадобится вся жизнь. Со стендапом такая же история: никогда не бывает такого уровня, на котором ты понял всё и всё умеешь. Это бесконечное открывание самого себя: что ты за человек. И пока живёшь, тебе есть что делать в стендапе. Всегда есть новый уровень – новая грань, которую ты ещё не нащупал, не освоил, не преодолел. То же самое в актёрском мастерстве, в восточных практиках, поддерживающих и укрепляющих здоровье. Цигун даёт базу: быть здоровым, чувствовать себя хорошо, иметь силы. В моём случае каждая из сфер растёт. Все они пересекаются и взаимно поддерживают друг друга.

– А что самое главное и мудрое вы постигли в каждой из этих сфер?

– В стендапе нужно понять, что стендап – это не спринт, это – марафон. Не бывает хороших и плохих выступлений. Это просто очередное выступление. За ним будет ещё одно. И ещё одно. И ещё… Это снимает ответственность и завышенные ожидания того, что это должно быть вот так-то. Никак не должно быть! Оно всё время как-то получается, и ты стараешься улучшать.

В КВНе есть принцип, сформулированный нашей командой «стариков», как мы их называем (командой КВН БГУ, финалистами Высшей Лиги 1996 года­– прим. авт.). Они придумали такую фразу, и она безумно полезна для любого кавээнщика: «О чём нужно спросить себя перед тем, как ты садишься писать любую игру? Шутки будут у всех! Чем будем выигрывать?». В этой фразе вся мудрость КВНа.

Про здоровье: здоровьем нужно заниматься. Нельзя начистить зубы на полгода вперёд. Их приходится чистить каждый день. То же самое со всем остальным телом. Нужно что-то полезное делать для здоровья каждый день. В этом секрет здоровья.

Специфика актёрского мастерства в том, что ты играешь других людей. И мудрость звучит так: только когда ты станешь самим собой, появляется возможность стать кем-то другим.

А мудрость о сценарном мастерстве западного происхождения: «writing is rewriting» (то есть «писать – значит переписывать»). Это очень похоже на то, что стендап – это марафон.

×
Добрый день! Сайт kvn.ru использует cookie-файлы, а также метрики Яндекс и Google для получения статистики, помогающей оценить работу сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов и учет вашего посещения в метриках Яндекс и Google. Это совершенно безопасно!